Сегодня: 11 декабря 2017, Понедельник

Юлию Константиновну Калинину сотрудники Центра социального обслуживания населения г. Новочеркасска  пришли поздравить с 90-летним юбилеем. Они принесли подарки, в том числе — сделанные руками волонтеров из Центра эстетического воспитания детей. Пожилая женщина, бывшая узница концлагерей, живет одна и была очень рада в день своего рождения гостям и подаркам. Особенно ей пришлись по душе цветы из ниток. Юлия Константиновна уже не очень хорошо слышит и есть проблемы со зрением, но она ежедневно совершает прогулки, общается с соседями, старается сама себя обслуживать. Дочь живет далеко, приезжает нечасто, поэтому по хозяйству ей помогает соцработник Зоя.  В день своего 90-летнего юбилея женщина поделилась воспоминаниями о своей  жизни.

Родилась Юлия Константиновна в Луганской области. Семья жила в шахтерском поселке возле шахты им. Володарского.  Отец работал инженером, мама – учительницей. В семье было 4 детей. У главы семейства были хорошие перспективы карьерного роста, ожидалось повышение в должности и все шло хорошо, пока не случилось страшное.

— На папу написали какое-то заявление, его арестовали и увезли среди ночи, — вспоминает Юлия Константиновна. — Позже нам рассказали, что его просто оговорил один недоброжелатель. Тогда было достаточно написать заявление, чтобы человека арестовали. А нас всех – маму с кучей детей, выселили из дома. Но было много и хороших людей — нас приютили соседи.

Когда началась война,  немцы постоянно проводили облавы, забирали молодежь и увозили. Дети прятались все время в подвалах. Но немцы их нашли, и Юлю вместе с сотнями других ребят вывезли в Германию. На границе ее сфотографировали под номером 1008 и научили говорить эту цифру на немецком языке. До сих пор, в свои 90 лет, Юлия Константиновна не забыла, как звучит эта фраза. Номер прикрепили на верхнюю одежду, и с ним она прожила в Германии почти 3 года.  Работала сначала в железнодорожном депо на уборке территории, потом уборщицей в лагере, где на различных тяжелых работах трудились советские пленные. Спали на двух ярусных нарах. Кормили плохо. Через переводчицу им было объявлено, чтобы громко не говорили, вели себя тихо.

— Как-то началась сильная бомбежка, наш лагерь частично разбомбили и люди из него начали убегать, — вспоминает Юлия Константиновна. — Жить было негде, и нас перевели в другой лагерь. Так как в казармах не хватало места, меня переводчица отвела на временное проживание в семью, и я там жила несколько месяцев, помогала по хозяйству. Там я впервые увидела ванну, стиральную машину. Мне даже позволили стирать в ней свою одежду. О хозяине говорили, что он  очень не любит русских пленных, и я боялась подниматься на 2 этаж. Но однажды я там увидела пианино и попробовала сыграть. Еще в школе я немного играла, нас учили. Изредка удавалось поиграть, и это была такая радость.

А когда отстроили казарму, вновь вернули в лагерь, и там Юлия работала в цехе на распилке деревьев. Пленные заготавливали и складировали дрова. Потом были еще два лагеря, где ей снова пришлось работать уборщицей.

— Освободили нас вначале американцы, — продолжила свой рассказ Юлия Константиновна. — Они нас подкормили, переодели. Позже поездами вывозили домой. Все это время моя мама думала, что меня нет в живых, так как многие из угнанных в Германию погибли.   с-юбилеем-поздравляют-узницу-Калинину

После войны она хотела учиться, но нужно было работать, себя обеспечивать. В Новочеркасске в это время шло бурное строительство, было много промышленных предприятий, не хватало рабочих рук. Юлия Константиновна стала одной из тех энтузиастов, кто принял участие в строительстве крупной электростанции и жилого поселка, переехала и обосновалась в микрорайоне Донской. Работала сначала табельщицей, а затем крановщицей.

— Мне посоветовали работать на свежем воздухе, вот я и выбрала кран, — пошутила Юлия Константиновна.

Всю трудовую жизнь она оставалась верной своей профессии крановщика. Возможно в этом – желание  всегда оставаться на высоте.

Ирина Мардарь

Комментарии (0)

Добавить комментарий