Сегодня: 22 сентября 2017, Пятница

                                                                                  Солдатом России он был,

                                                                                  И бил фашистов, жизни не щадя.

                                                                                  Он в той войне   кровавой победил,

                                                                                  И не должны забыть об этом люди никогда!

Николай Овчинников

 

Все дальше от нас годы войны, горькие, кровавые… Но с нами остается  память о солдатах той далекой поры, оставивших в пекле войны свои молодые годы, здоровье, надежды и мечты…

Ой, вы, кони, мои кони…

Тамбов,  май  41 года.   Молодой лейтенант Николай Овчинников оканчивает  кавалерийское училище.  Конником  он стал неслучайно, с детства любил лошадей. Родился он в селе Чистоозерье Курганской области,  где центром жизни были кони, на них пахали, воду возили, в город ездили. Отец его, Федор Михайлович, работал на железнодорожном узле. Сызмальства привык Коля ухаживать за лошадьми, гривы спутанные в порядок приводить, купать в реке, кормить.

«Конная» история  для него началась … в три с небольшим года. Однажды мама вышла во двор, постреленка  обедать позвать. Глядь, а мальца-то нет!

—  Коля, Коленька, где ты?

— Лизавета, — окликнула ее соседка. — Николашу кличешь? Так он во двор к брату твоему,  к  Митяю побежал…

— Как к Митяю? Там же Саврасуха!

А надо  сказать, что   кобыла Саврасуха была с норовом, кроме хозяина, родного дяди маленького Коли, никого к себе не подпускала. Все норовила куснуть, а то и лягнуть. Пока добежала Елизавета Григорьевна до дома брата, в голове пронеслись чередой картины – одна другой страшнее… Вбежала во двор, вот и конный сарай, а там… Стоит  Коленька, из хвоста Саврасухи репешки вынимает, да что-то приговаривает. Кобыла стоит смирно, только ногами перебирает, да гривой потряхивает.  С того дня и подружились мальчонка и Саврасуха.   Старики поговаривали, что знает  Коля какие-то особые, «лошадиные» слова. С семи лет взрослые разрешили мальчишке  и в весенних скачках участвовать, правда, дистанцию для него делали покороче.

Когда  же ему исполнилось 12 лет, семья переехала на  станцию Петухово. И горше всего было  мальчишке  расставаться с любимой Саврасухой.  В 1938 году он закончил школу-десятилетку и  поступил в Новосибирский  сельскохозяйственный  институт.  Но любовь к лошадям,    покорившим его с первых лет жизни,  взяла все-таки свое и заставила   круто изменить  планы! Отучившись один год,  Николай подал документы в  Тамбовское Краснознаменное Кавалерийское училище имени Первой  Конной Армии. Учился с небывалым усердием, старался все делать только на «отлично». Да он по-другому и не мог! Училище  окончил с отличием и 12 июня 1941 года получил направление  — в Новочеркасск, на Краснознаменные кавалерийские курсы усовершенствования командного состава, знаменитые КККУКСы.  Прибыл по месту назначения  и был сразу назначен на должность заместителя командира дивизиона.  А 20 июня начальник курсов, понимая, что молодой командир несколько лет не виделся с родными,  отправил  его в отпуск. Выправил  Николай  себе проездные документы – «Станция Петухово, Курганская  область», и отправился  к родителям в гости.

Идет война народная, священная война

22 июня  стоял Николай, нервно покуривая, в тамбуре, выглядывая нетерпеливо  — скоро ли  появятся родные места. Проводница,  глаза  заплаканные, губы  помертвевшие,  еле выдохнула: “Война!” Только и успел молодой командир, что домой заскочить, подарки матери  отдать.  Всю ночь проговорили с отцом… А утром — на станцию, назад в Новочеркасск.

В августе месяце этого года личный состав КККУКСов был передислоцирован в город Москву, а на его базе в Новочеркасске было сформировано Кавалерийское училище (НКУ).  Николая назначили командиром I взвода  первого  кавэскадрона.  И начались военные курсантские  будни – занятия, тренировки,  стрельбы, выездка…  Сначала думали, что командирские курсы будут годичными, потом  срок обучения снизили до полугода. А война катилась по стране. И стали командиров готовить всего  за три месяца.  “Кубики” в петлицы и прямо с учебной скамьи — в бой! Неохотно   рассказывает Николай Федорович о  тех боях, потому что сразу вспоминаются товарищи, которые остались там  —    в предгорьях Кавказа. Осень 1941 года  была кровавой, шли нелегкие бои с мотомеханизированными частями фашистов, ставшие  настоящим боевым испытанием  для курсантов-конников и их командиров,  шли нелегкие бои с мотомеханизированными частями фашистов.

июнь 1941года

июнь 1941года

Однажды, в конце июля 1942 года НКУ было поднято по боевой тревоге. Пал Севастополь, фашисты рвались к Минеральным Водам, Невинномысску, Георгиевску. Курсанты заняли оборону в районе  моста на реке Кума. В  этих боях  взвод курсантов под командованием  лейтенанта Овчинникова   показал отличную выучку и  высокую боевую стойкость. Было уничтожено десять фашистских танков и множество солдат неприятеля.  Лейтенант Овчинников был трижды ранен, но взвод свой не оставил, а продолжал бой с врагом. Гитлеровцы прорвали оборону на другом участке, и  зашли курсантам в тыл. Трое суток оставшиеся подразделения НКУ продолжали неравный бой: конники против механизированных частей фашистов,  и все-таки прорвали  кольцо врага.

Николай был отправлен  на лечение – в полевой госпиталь, разместившийся  в школе какого-то села. Сделали ему несколько операций,  но пулю из ноги  все-таки не удалили. Было принято решение – отправить Овчинникова  в тыл, продолжать лечение.  Но не хотелось ему   по больничным  палатам валяться,  хотелось назад —  к  боевым товарищам.  Койка его была у самого окна, и когда раздался стук, он был уверен —  это к нему! Выглянул, действительно, стоят его курсанты – кабардинцы Ясын Джамурзаев и Адам Шагенцуков.

— Товарищ лейтенант, мы за Вами.  У нас завтра выпуск, как же мы без Вас?

— Да не отпустят меня.

— А мы Вас  украдем…

И как невесту в горном ауле, забрали его прямо  через окно, в тачанку, запряженную парой лихих скакунов, и вперед – в родную часть! Начмед осмотрел его, вздохнул, и сказал, что  будет продолжать лечение здесь, в части. Кстати,  раны  затянулись, а та пуля, засевшая в ноге,  стала немецким «подарочком»  навсегда… А в это время хватились кадровики  в госпитале – нет человека!  Где, что – никто не знает! И  полетел  к  Овчинникову на Курганщину  скорбный листок — “Пропал без вести”.  Потом, когда попал домой (заехал, когда училище переводили в подмосковный Подольск),  мама, увидев его, заплакала: “Сынок, жив!”

Одинаковое чувство лошади

На новом месте назначили Николая преподавателем тактики.  Но все свободное время он по-прежнему проводил в манеже с лошадьми.   Однажды  в училище приехал С.М.Буденный с просьбой необычной — нужно было подготовить  двух жеребцов для парада Победы —  вороного жеребца  Полюса  для К.К.Рокоссовского, а белого Кумира   для  самого Министра Обороны, маршала Г.К.Жукова! Каждому понятно, насколько ответственным было это задание.  Поэтому руководители  училища долго и тщательно подбирали кандидатуру офицера для  выполнения этой нелегкой задачи. И выбор был единодушным —  преподаватель тактики майор Овчинников.  В   начале  июня приехал в училище и сам Г.К. Жуков, проверить —  какого  же коня ему подготовили? Привередлив был маршал, да ведь и наездник он был, как говорится, от Бога.эх-ты-конь-мой-вороной

В манеже суета – сам Жуков. Да еще и свита многочисленная – генералы, полковники, гомон стоит. Первым Николай Овчинников вывел на манеж белого жеребца. Маршал подошел, придирчиво  осмотрел   коня,  легко похлопал по шее,  и словно взлетев, вскочил в  седло. И вот уже Кумир несется по манежу!

Четверти часа  хватило опытному наезднику, чтобы  понять —  конь к  Параду Победы подготовлен.

—      Что за конь, его кличка? Кто готовил этого красавца?

—      Я готовил, Георгий  Константинович. Зовут его Кумир, — ответил Овчинников.

Жуков  внимательно   посмотрел   на офицера и громко проговорил:

—      Спасибо, майор! У нас с вами одинаковое чувство лошади. Благодарю за Кумира.

А  в день Парада Победы, 24 июня 1945 года,  вторым номером в третьем ряду кавалеристской “коробки” по брусчатке Красной площади проскакал на своем жеребце и  гвардии майор Овчинников.

Закончилась война. Вернулся Николай Федорович в Новочеркасск, работал на курсах подготовки офицерского состава, в 1948 году на танцах в городском парке познакомился  с будущей женой.

Стал Николай Федорович  начальником конно-спортивной команды Закавказского округа. В соревнованиях участвовал, а скольких конников подготовил!  В 1952 году  участвовал в XV  Олимпийских играх  в г.Хельсинки.  Год 1956 стал для него настоящим подарком судьбы —   он занял 2-е место на I Спартакиаде народов СССР.  Пять лет, с 1958 по 1963 годы,  Н.Ф.Овчинников  был главным  тренером подготовительной  спортивной команды ЦСКА. В соревнованиях не участвовал, но готовил спортсменов уже по другим видам спорта, так как конный спорт  уже был «в загоне». Прошли времена лихих скакунов! Но любовь к спорту осталась.  Затем демобилизовался, уволился  в запас. И тут вспомнил о давнем приглашении…Где-же-вы,-друзья-однополчане

Жизнь – это спорт!

Были однажды они на сборах в Сухуми. И судьба свела его с человеком, напомнившим о  юности, о  Новочеркасске, с  директором Новочеркасского электровозостроительного завода.   Ах, как уговаривал  его Борис Романович  Бондаренко   вернуться  на Дон: “Завод у нас большой, молодежи много,  каждый второй — спортсмен!” Вот и стал Овчинников старшим инспектором физкультурно-спортивной работы.  И хотя конную секцию  создать не удалось (затратное это дело – конюшни, лошади, корма, уход…),  но   наладить   физкультурную работу среди заводчан он смог. Представьте, из 17 тысяч локомотивостроителей  12 тысяч – спортсмены! Ежегодно на заводе  проводились спартакиады по 12 видам спорта. Свой стадион отстроили, а вернее – целый спортивный городок. Проводились «Дни здоровья», соревнования «Папа, мама и я – спортивная семья». Забота о  физическом здоровье каждого работника завода  — именно это стало девизом работы старшего инструктора по спорту НЭВЗа  Н.Ф.Овчинникова. Заводские спортсмены всегда  побеждали, и сегодня, продолжая дело, начатое Николаем Федоровичем, продолжают одерживать победы  в соревнованиях разного уровня российских и международных.  Двадцать лет возглавлял Николай Федорович заводской спортивный клуб. Потом ушел на заслуженный отдых. Но не выдержала душа — стал руководить конной секцией  при  Персиановской сельхозакадемии. 100_0003_4

Да, к сожалению, времена  наступили такие, что не до лошадей было.  Перестала работать секция. Но до последнего  верил Николай Федорович, что возродится на Дону коневодство. Стихи писал (одно из них мы поставили эпиграфом к данному очерку). О войне, о Победе, о скакунах лихих… И вспоминал тех, с кем вместе воевал и побеждал.

Среди множества  наград  ветерана  —  орден «Отечественной войны», медаль «За боевые заслуги», орден «Красной звезды». На память  от С.Буденного   — серебряный наградной клинок. И все же, самыми дорогими оставались те  слова Маршала Жукова: «У нас одинаковое чувство лошади…»

Анна Семенюк

 

Комментарии (0)

Добавить комментарий